ivanov_liskin (ivanov_liskin) wrote,
ivanov_liskin
ivanov_liskin

Categories:

Интервью Председателя РОВС И.Б. Иванова Е.В. Семёновой. Часть 2.

Оригинал взят у pereklichka в Интервью Председателя РОВС И.Б. Иванова Е.В. Семёновой. Часть 2.
http://cs625527.vk.me/u1081591/video/y_56e0bb6a.jpg

- Вы уже много лет знакомы с Игорем Стрелковым. Часто ли Вам приходилось общаться с ним в Славянске?

- Со Стрелковым, действительно, знаком давно. Мы почти четверть века друг друга знаем. А встретиться с ним в Славянске довелось только два раза.

В первый раз – в первый же день по прибытии группы чинов РОВСа в этот город. Двух офицеров из нашей группы я оставил в Краматорске, предоставив их в распоряжение Разведуправления – «Хмурому». А с остальными прибыл к Стрелкову. Построил наш небольшой отряд во дворе бывшего райотдела СБУ, где располагался штаб Ополчения, доложил Командующему о прибытии. Обнялись. Он обошёл строй, пожал каждому руку и с места в карьер заявил: «Положение сложное. Противник прорвал оборону под Ямполем. Наш батальон, оборонявший позицию, понёс тяжёлые потери, командир батальона ранен. Вам предстоит прямо сейчас отправиться на фронт и прикрыть это направление». Вот и вся встреча. В течение часа мы получили оружие. А ещё через час уже были на передовой…

Вторая встреча со Стрелковым в Славянске произошла перед оставлением города. Днём 4 июля я прибыл к Командующему, доложил ему о ходе боя под Николаевкой, сообщил, что из тех людей, что представлялись ему в составе группы РОВСа, трое пропали без вести… Мы разговаривали на улице, возле здания СБУ. Стрелков внимательно меня выслушал, а потом буквально огорошил: «Я, – сказал Игорь Иванович, – не позволю уничтожить Ополчение. Сегодня ночью мы выходим из Славянска…»

Честно говоря, в тот момент я не сразу оценил всей силы этого стратегического хода. Ведь мы, рядовые бойцы и офицеры Ополчения, были настроены стоять в Славянске насмерть, держать город до последнего патрона, до последней капли крови, как в 1613 русские воины держали Смоленск, как в 1877 году обороняли цитадель Баязета. Но неожиданный для всех приказ Стрелкова о выходе из Славянска оказался в той ситуации совершенно верным и оправданным.

Решение И.И. Стрелкова оставить Славянск – сродни решению М.И. Кутузова об оставлении Москвы: та же логика, тот же замысел, та же мотивация. Те, кто знает историю войны 1812 года, поймут, о чём я говорю. Оставить город – пусть даже и ставший символом для всех русских людей! – ради того, чтобы сохранить армию и продолжить борьбу. Пойти на жертвы в тактическом плане, но тем самым стратегически повернуть ход войны в свою пользу. Так оно и вышло.

Кстати, сама операция по выходу из окружённого врагом Славянска была подготовлена и проведена образцово, с незначительными потерями. Могу засвидетельствовать это, как один из её непосредственных участников. По сложности и чёткости исполнения выход из Славянска можно сравнить с блестяще проведённой генералом Врангелем эвакуацией Русской Армии из Крыма в ноябре 1920-го. Успеху способствовало и то обстоятельство, что укропы были дезинформированы и совершенно дезориентированы: Стрелкову удалось создать видимость, что гарнизон Славянска будет цепляться за город до последнего и подготавливается к жёсткой обороне. Каратели уже настроились на предстоящую кровопролитную осаду и не ожидали, что ополчение будет прорываться из города.

В ночь с 4-е на 5-е июля мы оставили Славянск. С нами ушла и часть населения.

А в следующий раз мне довелось видеться с Командующим уже в Донецке. Вот там с Игорем Ивановичем приходилось встречаться часто – сначала время от времени в качестве заместителя командира 2-го пехотного Славянского батальона, прикрывавшего Донецк со стороны Иловайска и Моспино, затем, уже практически ежедневно – в качестве начальника Политотдела.

- Каково было Ваше впечатление от Донецка, когда Вы в числе других «стрелковцев» пришли туда по оставлении Славянска?

- Двоякое. С одой стороны, поразило, с какой радостью и теплотой нас встретили люди. Словно в старой военной кинохронике, когда войска проходят по улицам освобождённого города, а местные жители забрасывают их цветами, девчата подбегают и целуют бойцов, люди на обочинах дорог плачут от счастья, крестят проходящих мимо солдат, радостные ребятишки бегут за колоннами пехоты и бронетехники... Вот приблизительно так стрелковцев и встретили в Донецке. Народ искренне радовался, на улицах нас чествовали, как своих освободителей. Беспрестанно подходили незнакомые люди и благодарили. Разве что цветами не забрасывали: приготовиться к встрече дончане не успели. Вместо цветов совали в руки ополченцам пачки сигарет, выносили какие-то продукты, чтобы накормить наших бойцов…

С другой стороны мы увидели, что Донецк совершенно не подготовлен к обороне – ни в фортификационном, ни в информационном, ни в морально-психологическом отношении. Фактически не было даже блокпостов. Как нам рассказали местные жители, какое-то подобие блокпостов и наглядная агитация на улицах с призывами защищать Донбасс появились только перед самым нашим входом в Донецк. Местные власти защищать город явно не собирались. И к этому не готовились.

В Донецке было полно всевозможных вооружённых формирований – батальон «Оплот» Захарченко, батальон «Восток» Ходаковского, какие-то «Русская Православная Армия», СВД «Беркут» и тому подобные… Причём, вооружены и снабжены некоторые из этих формирований были гораздо лучше нас, фронтовиков. Они даже танки имели. Но всё это были не боевые части, а по сути – тыловые охранные предприятия. И создавалось большинство из них, как я понимаю, вовсе не для использования на фронте против наступавших карателей, а для… охраны имущества местных донецких олигархов.

Во время обороны Славянска все эти «Оплоты» и «Востоки» не оказали нам никакой помощи. Напрасно мы надеялись, что окружённый Славянск попытаются деблокировать из Донецка. Некоторые тогда думали: «Сдерживая все основные силы врага под Славянском, стрелковцы дают время Донецку укрепиться и сформировать силы для того, чтобы деблокировать Славянск ударом с юга». Но об этом тогдашние донецкие власти и командиры даже не помышляли! Более того, впоследствии выяснилось, что с подачи властей «крышуемые» ими тыловые формирования перехватывали вооружение и гуманитарную помощь, предназначавшиеся для Славянска…

Очевидно, что закулисные сценаристы рассчитывали на следующее развитие событий: Стрелков безо всякой пользы будет упорно держать окруженный Славянск; не имея поддержки со стороны Российской Федерации и не получая никакой помощи из Донецка, он через какое-то время неизбежно героически погибнет – вместе со всеми, собравшимися в Славянске, идейными добровольцами. После этого реально сопротивляться карателям станет некому, и неподготовленный к обороне Донецк – спокойно сдадут укропам. На Новороссии можно будет поставить крест. А Стрелков своим решением выйти из Славянска сломал все эти расчёты. Чего не ожидали ни в Киеве, ни в Донецке.

Мы пришли в столицу ДНР и быстро организовали оборону города, взяли под свой контроль значительную территорию вокруг Донецка, решительно заняв близлежащие города и населённые пункты. Например, мой батальон сходу занял Иловайск и Моспино, помог сформировать и принял в свой состав роту добровольцев из Харцызска, а затем ещё пять рот из числа местного населения. Только благодаря манёвру Стрелкова по выходу Ополчения из Славянска, Новороссия выстояла в июле 2014-го и смогла дальше продолжить борьбу.

Кстати говоря, после прихода Славянской бригады в Донецк «Оплот» и «Восток» – за исключением нескольких небольших подразделений, в частности, группы востоковцев на Саур-Могиле – так и продолжали, вместе со всем своим тяжёлым вооружением, отсиживаться в городе, не принимая участия в его обороне. Вся тяжесть битвы за Донецк легла на стрелковцев. Даже в дни самых напряжённых боёв июля и августа, когда укропы пытались взять столицу Донбасса в кольцо – несколько раз им это удавалось, хотя и ненадолго – мы не могли рассчитывать на помощь «Востока» и «Оплота» и в неравных боях отбивали атаки на город только силами Славянской бригады.

Была ещё одна проблема, связанная с «героями тыла». На фронте эту публику редко можно было увидеть, зато она активно «геройствовала» в самом Донецке – по части мародёрств и уголовщины: завели собственные тюрьмы, «отжимали» у людей автомобили, вымогали деньги, были отмечены случаи незаконных задержаний, изнасилования… Страдало от этих бесчинств местное население, все претензии которого были, в основном, именно к оплотовцам и востоковцам. Хотя и мелкие донецкие ОПГ, действовавшие под видом ополченцев, типа какой-нибудь никому не подчинявшейся шайки «Грека», вреда наносили много. Иногда эти шайки прикрывались и финансировались коррупционерами из числа депутатов Верховного Совета ДНР. Было и такое. Весь этот беспредел стал одной из причин, по которой дончане так радостно встречали стрелковцев: «Пришёл Стрелков – он порядок наведёт!»

И, действительно, порядок Стрелков навёл быстро. Многие наверняка помнят, как славянцы покончили с донецкими наркобаронами, привыкшими в незалежной Украине считать себя безнаказанными. В отличие от украинской милиции, стрелковцы взяток не брали и действовали чрезвычайно эффективно, поэтому донецкие наркодельцы в несколько дней были арестованы, судимы и приговорены к высшей мере наказания. Даже пьяные перестали появляться в общественных местах: Стрелков ввёл в Ополчении «сухой закон», а задержанные на улице пьяницы из числа местных – направлялись отрезвиться на окопные работы…

К сожалению, мы не успели кардинально решить проблему существования в Донецке тыловых бандформирований, фактически не подчинявшихся Министерству Обороны и правоохранительным органам Республики. На решение этой проблемы не хватило времени и сил. Ведь укропы в это время не бездействовали, наступали на Донецк, и все силы Стрелковской бригады были брошены на фронт – сдерживать натиск бронированных армад. Чтобы покончить с бандбатальонами в нашем тылу, нужно было снять какую-то часть войск с фронта. А у нас в это время катастрофически не хватало бойцов… Но сам факт нахождения Стрелкова и стрелковцев в Донецке заставлял бандитов хоть как-то держать себя в рамках. А вот после нашего ухода, при Захарченко, бывшем командире «Оплота», криминал и коррупция в ДНР расцвели буйным цветом – в худших традициях незалежной Украины…

- По какой причине Вам и другим чинам РОВС пришлось покинуть Новороссию?

- О причинах я открыто написал, вернувшись в Российскую Федерацию. 8 сентября 2014 года в интернете было широко распространён документ под заголовком: «Заявление И.Б. Иванова, Председателя РОВС, бывшего заместителя начальника Главного Штаба ВС ДНР». Это, наверное, была чуть ли не первая ласточка, благодаря которой в Российской Федерации и в самой Новороссии понятливые люди уловили, что в Донецке произошло что-то неладное, в корне меняющее всю ситуацию. А люди тогда не понимали, что же на самом деле случилось, почему «ушёл» Стрелков, почему убирают со своих постов стрелковских командиров и начальников, почему Захарченко приказал закрыть популярную программу «Вестник Ополчения», почему в ДНР фактически началось негласное избиение славянских кадров – самых опытных на тот момент, доказавших на этой войне свою эффективность, офицеров?..

Если называть вещи своими именами, то в середине августа в ДНР произошёл государственный переворот, целью которого было убрать из Новороссии Стрелкова и его команду. В этот момент я служил в штабе стрелковской бригады (фактически это давно уже была дивизия) и временно исполнял должность начальника штаба, поэтому видел всю ситуацию изнутри. Выскажу своё собственное видение ситуации, как я её понимаю.

Стрелков – слишком самостоятельный командир и идейный человек. Из таких же идейных людей состоял и костяк стрелковской команды. Всем было ясно, что ни сам Игорь Иванович, ни его команда не пойдут на сговор с киевскими бандитами и не согласятся подписывать какие-либо предательские договоры типа Минских соглашений. Кроме того, думаю, наших врагов в Москве – их принято называть «пятой колонной», хотя это не совсем правильная терминология – сильно напугали определённые успехи в военном и государственном строительстве, достигнутые при Стрелкове. Ведь весной-летом 2014 года на Донбассе возникло маленькое православное русское государство, где шаг за шагом возрождались какие-то элементы Российской Империи.

Стрелковская команда была «заточена» на победу, на полный и окончательный разгром украинского сепаратизма, на то, чтобы дать решительный отпор поползновениям Запада задавить и уничтожить Россию. А антироссийские силы, засевшие в Москве – их там много – не были заинтересованы в таком развитии событий. Сразу задавить народное движение в Новороссии, принявшее столь грандиозный размах, они были не в состоянии, поэтому пошли по пути постепенного «слива» (не люблю этого слова, но сейчас в Донбассе – оно самое частозвучащее). А для «слива» нужно было убирать Стрелкова и ставить во главе ЛНР и ДНР совсем других людей – беспринципных, управляемых, которые, не задумываясь об интересах жителей Новороссии и интересах России, выполняли бы чужие указания. Лучше всего для этой цели подходили местные уголовные и полууголовные элементы, коих хватало среди командиров донецких тыловых формирований. Нужно было только привести этих последних к власти и в качестве компенсации за работу по «сливу» дать им карт-бланш на беспрепятственное набивание собственных карманов. Что и было сделано.

- Насколько в событиях в Новороссии было заметно влияние коммунистов? И в какой форме это влияние проявлялось?

- Ни в какой форме не проявлялось. О деятельности коммунистов при Стрелкове мы в ДНР даже не слышали. Все местные партии, включая коммунистическую и Партию регионов, с началом боевых действий просто разбежались и попрятались. Во время обороны Славянска, а затем и обороны Донецка компартия никаким образом своего существования не обозначила.

Было смешно читать в интернете, как бесились в РФ коммунисты, которые писали в своих блогах, что вот, мол, белогвардейцы реально воюют в Новороссии, а мы упускаем ситуацию, не смогли сформировать там ни одного коммунистического отряда. Действительно, весной-летом 2014 года в ополчении ДНР ни одного коммунистического формирования не было – не только батальона, но даже и отделения. Как не было в тот период в ДНР, слава Богу, и никаких политических партий.

Другое дело, что многие представители старшего поколения в Донбассе, действительно, с ностальгий вспоминали о временах СССР. Такие «просоветские» настроения у какой-то части населения имели место. Но в сущности это была ностальгия не по коммунистической партии и учению Маркса-Ленина, а тоска по тому времени, когда страна была едина, когда русских на Украине не считали людьми низшего сорта, когда никто не заставлял людей насильно учить нелепый искусственный язык, и когда невозможно было даже представить, что на города и сёла Донбасса обрушатся снаряды и ракеты…

Первое, что я потребовал от своих подчинённых, вступив в должность начальника Политотдела – это твёрдо проводить в нашей идеологической и воспитательной работе линию на надпартийность Ополчения, не допускать в войсках никакой партийщины. Ибо любые партии разделяют людей, раскалывают общество на своих и чужих, а в Новороссии мы защищали интересы всего народа – национальные интересы. Кстати, сами члены РОВСа не вели в ДНР никакой «белогвардейской» пропаганды. Мы просто старались без рекламной шумихи осуществлять Белое Дело на практике. По сути, Политотдел Ополчения твёрдо проводил (хотя публично и не озвучивал этого), программу генерала Александра Павловича Кутепова, заявившего в 1929 году: «Мы боремся не за те или иные партийные идеалы, мы боремся за то, что выше всех партий и классовых программ – мы боремся за Россию. На эту борьбу зовём мы всех русских людей, где бы они ни были: на родине или за рубежом. Мы зовём к ней и тех наших братьев, у которых под красноармейской шинелью не перестало биться русское сердце».

А вот после нашего ухода новые руководители ДНР от этого принципа сразу же отказались. Сформированный при Стрелкове Политотдел был ликвидирован по настоянию Захарченко, и в Новороссии, действительно, начались попытки гальванизации ленинского трупа. Завелись какие-то коммунистические отряды (особенно это касается ЛНР). В октябре 2014-го спешно бросились создавать Коммунистическую партию Донецкой Народной Республики. Как я понимаю, её создавали специально под Захарченко, которого коммунисты тут же поддержала на так называемых «выборах». Никакой реальной пользы народу в ДНР и ЛНР попытки большевизации не принесли, но зато они поспособствовали падению морального авторитета Новороссии и расколу в обществе и Вооружённых Сил обеих республик.

Уверен, что вся эта околокоммунистическая возня в ЛНР и ДНР – совершенно не случайна: попытки искусственной коммунизации республик – стали одним из элементов по их «сливу». Потому, что большей дискредитации идеи Новороссии, большего подарка украинской и западной пропаганде, чем замелькавшие красные флаги над Донбассом – и придумать сложно! Ведь одно дело, когда за Новороссию – народ, совсем другое, когда за Новороссию – «коммунисты»…

Подчеркну, что даже после ухода белых из ДНР, сколько-нибудь реальной широкой поддержки и влияния коммунисты там не приобрели. Потому что голодному, сидящему под обстрелами «Градов» мирному населению, глубоко наплевать на все партии и партийные программы вместе взятые. Людям нужно другое – чтобы власть их не обманывала, уважала и реально защищала. А если принять разделение истории ДНР на два периода – первый, при Стрелкове, когда, у власти, условно говоря, стояли «белые», и второй, при Захарченко, когда карт-бланш получили «красные», то населению республики есть, что сравнить. Я думаю, лучшей агитации в пользу Белой Идеи, чем реалии донецкой жизни в эти два периода, нельзя и придумать!

И.Б. Иванов.
Беседовала Е. Семенова

Интервью Председателя РОВС И.Б. Иванова Е.В. Семёновой. Часть 1.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments